При работе с МММ у нас было два заказчика — действительный и формальный. Действительным заказчиком была одна из государственных структур. Формальным заказчиком — Мавроди. История заказа такова. В конце июня 1994 года, когда стало ясно, что деятельность МММ может привести к массовым беспорядкам, руководство одного из государственных ведомств выдало нам заказ на их предотвращение и недопущение. Для выполнения заказа нам была предоставлена полная свобода действий и выбора методов. Уже после опубликования этого материала к нам пришло несколько отзывов. Все почему-то уверены, что неназванное здесь государственное ведомство — это ФСБ (КГБ, ФСК и пр). Кто так подумал — тот на собственном опыте столкнулся с эффектом домысливания, о котором мы говорим в «Кратком курсе» про Ганса и Юргена.

Разберем его подробнее — как хороший наглядный пример. В нашей формулировке МММ нет ни слова неправды. Ведомство действительно было государственным. Но ведь нигде не сказано, что оно было российским. Стоп. Не надо домысливать снова. Мы же не сказали, что оно было не российским. И наконец, мы же не сказали, что это ведомство было правоохранительным или «специальным» — как, впрочем, не сказано, что оно таковым не было. Возможно ли разрушить систему искусственно, как это было сделано с МММ в 90-х? Нет, обновленная система физически не может лопнуть.

Это – социальная финансовая сеть, в которой введенные в нее средства не хранятся на одном счету, они рассредоточены по разным банкам мира. И если одни из них вдруг обанкротятся или будут закрыты, то средства вкладчикам покроют из других, в том числе и зарубежных. И этот нюанс — отдельная категория, в которую можно сгруппировать отзывы: МММ 2015-го года, по мнению большинства, это гениальная разработка Сергея Мавроди.